Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
Александра Машукова
(Дом актёра. №82. 2003. Ноябрь)
<< к списку статей
Дядя Ваня

Жажда жизни.

"Кто-нибудь собирается всерьез работать актером или все будем интервью раздавать?" - вопрошала Татьяна Москвина в одной из статей, сетуя по поводу того, как артисты взяли за правило играть, не затрачиваясь. Это стало опасной приметой театрального процесса. И правда, странно: хороших актеров много, но почему-то слишком часто в последнее время от игры большинства из них остается ощущение какой-то несобранности, рассеянного внимания. Они, присутствуя на сцене, вместе с тем, отсутствуют. Такое случается и на самых удачных спектаклях. Часто думаешь: да, вроде бы отличный артист, но чего-то важного не хватает его игре или не достает ему самому. Чего? Может - умения себя сохранить?

В спектакле "Дядя Ваня" Малого драматического театра актеры играют так, как в последнее время "не принято". Будто бы и не существует в природе сериалов (в которых артисты МДТ, кстати, тоже снимаются), будто жизнь за окном с ее беготней, подменой понятий их не коснулась. Они играют мощно и сосредоточенно, погруженно, не размениваясь. Подскажите, в какой из театров бежать, чтобы снова такое увидеть?

В этом спектакле Льва Додина все герои удивляют своей крупной лепкой. Отборные экземпляры, так сказать. Тема вырождения, традиционно возникающая в связи с тоскующими чеховскими интеллигентами, не имеет к этим людям никакого отношения. Вымирание им не грозит. Слишком уж много жизненной энергии бьется в них, пусть не находя реализации, но ведь и не улетучиваясь бесследно. Внешние обстоятельства тут не виноваты: просто нормальные, привычные человеческие будни не позволяют им эти силы растратить. Они ищут возможностей, но пока не находят. Давно не находят. Может, никогда и не найдут, но успокоятся нескоро. "Дядя Ваня" Льва Додина неожиданно лишен пессимизма: как ни крути, а переизбыток сил гораздо лучше их отсутствия. Это, знаете ли, обнадеживает. Никто из героев этого спектакля не скажет, как Иванов: "Мне до порога трудно дойти, а вы - в Америку!". Так не скажет, даже, пожалуй, старый профессор, немощный телом, но не духом. Они эту Америку ищут, они ее жаждут, да только им не предлагают. А когда у Астрова и Елены Андреевны возникнет искушение счастьем, цепная реакция страсти (или любви?), они ее остановят. Вряд ли из страха. Скорее, натолкнутся на другую гипнотизирующую волю, еще более мощную, чем у них, волю отставного профессора.

С этим профессором вообще случай особый. Все остальные герои спектакля Додина более прозрачны, цельны, понятны. Обаятелен Войницкий (Сергей Курышев), который в свои сорок семь лет во многом остается большим ребенком и вместе с тем не лишен мужской привлекательности. Дядя Ваня пьет горькую и следит неотрывным собачьим взглядом за действительно роскошной, совестливой и томной Еленой Андреевной (Ксения Раппопорт). И трезвый, жестковатый, все повидавший в жизни, а все-таки не утративший способности плениться красотой Астров (Петр Семак), составляющий с дядей Ваней такой точный, такой узнаваемый мужской дуэт. Они - друзья, собутыльники, товарищи по несчастью, и их соперничество за чужую жену окрашено не только ревностью, но и отменным взаимопониманием. И утонченная Соня (Елена Калинина), чей шарм серьезной девушки просто нужно уметь оценить, а ей на беду не встретилось человека, который бы это сделал.

Профессор Серебряков в исполнении Игоря Иванова противоречивее, многограннее. Его герой обладает харизмой, ему невыносимо трудно привыкнуть к собственной неожиданной немощи, он пасует перед Войницким лишь в минуту слабости - когда лежит, укутанный пледом в окружении добровольных домашних сиделок. Да и пасует ли: скорее, ему неприятно, что дядя Ваня застал его в таком состоянии. Этот Серебряков может выглядеть капризным и неприятным, но все равно его уважаешь. Почему?! Он может возвыситься над ситуацией. Прощает жену, увидев её с другим. По-мужски бросает напоследок Астрову: "Делом над заниматься!". Покинуть такого трудно: слишком он незаурядный, слишком "настоящий" - даже в старости.

Спектакль Додина традиционен, в нем нет претензий на оригинальность. Это тот случай, когда классический текст действительно наполняется воздухом и новым смыслом, а герои обретают плоть. Людям моего поколения, к сожалению, подобный сюжет большей частью знаком по театральной литературе. Оказывается, так бывает.

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET