Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
Григорий Заславский
("Независимая газета", 14.11.2007)
<< к списку статей
Муму

Спектакль на вырост.

"Муму" Малого драматического театра на фестивале "Большая перемена".

Объявленный в этом году в Москве Год ребенка уже принес очевидную пользу: раньше не было ни одного детского театрального фестиваля, теперь - сразу два, оба - международные и оба - с лучшими спектаклями: прошедший месяц назад "Гаврош" - с лучшими спектаклями для детей из Франции, только что завершившийся, "Большая перемена" - с лучшими из России, Великобритании, Мексики, Канады, Италии, США, Голландии, Эстонии.

Посмотреть все вряд ли кому под силу. Но на закрытие из Петербурга в Москву, по старому и по-прежнему главному российскому маршруту, привезли показать "Муму", спектакль Малого драматического театра - Театра Европы. Старый спектакль: в небольшом буклетике даже рассказывается, что первая исполнительница заглавной роли, лохматая Юта, отыграв свои 13 лет, ушла на пенсию, новую выбирал Герасим (Сергей Козырев) - ею стала дворняжка Ромашка, кажется, помесь таксы с кем-то еще. Забавно: у Тургенева, большого ценителя собак, немой Герасим подбирает из воды породистую суку - "испанской породы, с длинными ушами, пушистым хвостом в виде трубы, с большими выразительными глазами". Большие выразительные глаза есть и у Ромашки, в остальном она явно проще.

Спектаклю Малого драматического - 20 лет. Поверить невозможно - разве что по каким-то косвенным "уликам": скажем, в эпизодических, "детских" ролях в "Муму" выходят первые актеры додинской труппы - Петр Семак, Наталья Акимова. Репетировали еще студентами, но у Додина (хотя "Муму" поставил не он, а Вениамин Фильштинский, он же - автор сценической композиции по мотивам произведений Тургенева) не принято разбрасываться ролями. Да и жаль отдавать кому-то другому хорошую роль. Зачем? Кто знает, каким быть на сцене Герасиму, тем более - Капитону, башмачнику, которого и играет Семак. Вернее, кто приходит на спектакль, тот мгновенно принимает: таким. Таким был Герасим, как играет его Сергей Козырев. А Капитон - похожим на Семака, вернее, не на Семака, поскольку в ворохе "разухабистой", иначе не скажешь, шевелюры, с непременным, будто бы уже приросшим к телу штофом актера сразу и не угадаешь...

"Муму" можно отнести к спектаклям среды, в чем Малый драматический, пожалуй, сильнее многих театров. Не только в России, наверное, и в мире. Сразу же на ум приходят "Братья и сестры", хотя в пример можно привести и "Разбитый кувшин", где на сцене резвились бесчисленные кошки, собаки, птицы, всякая мелкая скотина и живописна была будто бы сошедшая с картин фламандцев утварь, но живописны и "соответственны" были лица, жестикуляция, - в этот мир проваливался, как в омут.

"Муму" - мир русского дома, неприбранного, хмельного, сумасбродного, с барыней (Вера Быкова), многочисленной дворней, непременной приживалкой (Светлана Гайтан), - та самая немытая Россия (за исключением, конечно, барыни), которой так хотел сказать свое "прощай" великий русский поэт. А Тургенев, к слову, не раз и прощался, и излияния свои в любви писал издалека...

В спектакле этот взгляд "издалека" материализован буквально - в фигуре Охотника (Анатолий Колибянов), который хорошо поставленным голосом, бархатным баритоном диктора из программы "Время", а может, и того краше и звучнее, "пишет" мазок за мазком русскую природу, и его яркий, пафосный слог не то чтобы разбивается о быт, но - понятно, что он избыточен на фоне немого героя. И как это выходит в России, что такая вправду красивая природа - ветер, запахи, цвета заката, "льющиеся" из-под пера Охотника, - что они так совпадают, в одно и то же время живут с мерзостями и нищетой русской жизни?! Как они нераздельны и слиты...

Ничего от себя, все, десятки, сотни мелких деталей, он выуживает из Тургенева, включает в спектакль. Какая неслыханная, не сегодняшняя подробность игры, и как она оказывается современна, как легко воспринимает все это зал, наполовину заполненный школьниками, ловившими и смешное, и игривое, и трагическое, что Козырев играет так же, если можно так сказать, - без утайки, размашисто и сильно.

Эдуард Бояков, ставший продюсером "Большой перемены", сказал, что за прошедшие годы "Муму" не просто не потерял - стал еще лучше. Может быть, хотя это обстоятельство заставляет иначе взглянуть на проблему современного детского театра. Вот не хуже бы!

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET