Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
Роман Должанский
(Коммерсант, 06.06.2002)
<< к списку статей
Московский хор

Спевка вне конкурса.

Последним и главным событием завершившегося в Москве фестиваля "Новая драма" стали гастроли петербургского Малого драматического театра - Театра Европы со спектаклем "Московский хор" по пьесе Людмилы Петрушевской. Театр Льва Додина, совсем недавно получивший "Золотую маску" за лучший спектакль прошлого сезона, теперь показал лучший, по мнению обозревателя Ъ РОМАНА ДОЛЖАНСКОГО, спектакль сезона нынешнего.

На столе, за которым обедают, гордо высится стул. Если взобраться на него, а потом сделать еще один рывок вверх и влево, то очутишься в спальне, вернее, на кровати. Потому что никакой спальни нет, как нет ни у кого из героев "Московского хора" личного жизненного пространства. Считаные коммунальные квадратные метры художник Алексей Порай-Кошиц (лауреат последней "Золотой маски" за сценографию додинской "Чайки") не растянул вдоль рампы или вглубь от нее, а взметнул вверх.

Как будто какой-то внутренний взрыв оторвал все эти окна, шкафы и батареи от их привычных мест, а затем нагромоздил их одно над другим, оставив при том каждую из старых, некрасивых вещей почти невредимой. Обитатели вынуждены бегать вверх-вниз, а когда совсем припрет - лезть, точно альпинисты, по отвесной скале. Герои немного похожи на обитателей кукольного дома, какие любят мастерить в северных странах, скрывая в створках и закоулках большой игрушки маленьких человечков. Вот и здесь люди вдруг высыпают на сцену ниоткуда, точно из каких-то нор. Ведь этот одновременно гипер- и сюрреалистический иконостас советского коммунального быта скрывает собой отнюдь не алтарь, а черную бесконечность.

Оттуда, почти что из небытия, возвращаются люди: действие "Московского хора" происходит во времена ХХ съезда. Из ссылки в столицу одни родственники возвращаются к другим, сюда же, на эти считаные метры. Тут уже царит "оттепель", а приехавшие все еще "заморожены" в образах фанатиков сталинизма. Измученные сами, они готовы мучить других. Люди толкутся на пятачке, обсуждают друг друга, скандалят, изменяют и возвращаются в семью, а вместе с соседями поют в том самом жэковском хоре, руководитель которого так мечтает о выступлении на фестивале. Людмила Петрушевская написала пьесу в 80-е годы. Тогда казалось, что сочинила на горячей волне перестроечной правды. Теперь стало ясно - на все времена.

В новом спектакле заняты многие актеры, давно не получавшие новых ролей. А на роль главной героини Лики вообще приглашена актриса со стороны - Татьяна Щуко из театра "На Литейном". Но кажется, что все те, кто находятся на сцене, так всю жизнь и играли постоянно вместе. Хотя госпожа Щуко в "Московском хоре" действительно лучше всех. Поначалу исхудавшая, маленькая, в накинутой на исподнее шинели, жалующаяся на прогрессирующую слепоту, ее Лика оказывается едва ли не более зоркой, чем все остальные. Во втором акте она принаряжается и словно воскресает. Ведь непослушная жизнь знай делает свое дело: внучка Лики, вчерашняя школьница, рожает внебрачного ребенка, и старуха буквально своими руками подталкивает стесняющегося отца к колясочке. А бывшие ссыльные, точно мутировавшие сказочницы, красуются в распахнутом окошке и пишут гневное письмо товарищу Хрущеву с жалобой на разврат и моральное разложение своих родных.

Малый драматический вновь нашел тот неуловимый баланс между каждым сценическим характером и общим строем спектакля, который поднимает психологически подробную историю до уровня высоких метафор. Которые не торчат режиссерским знаменем, но словно проявляются сами собой. Как многочисленные участники самодеятельности, материализующиеся из ничего и хором поющие Баха, Перголезе и Дунаевского. Зафиксированный автором уклад человеческих отношений театр показывает без праведного гнева и без тени пошлой ностальгии, выпукло, беспощадно и в то же время сердечно. В "Московском хоре" не стесняются поддаться понятной сентиментальности, но не пропустят случая выпятить и обвести жирным какую-нибудь гротескную черту. Пьеса сыграна как большая трагикомедия про очень любимых советских чудовищ.

Этот спектакль душевно выношен и при этом завидно технологичен. "Московский хор" сделан так, что в нем не хочется сократить ни единой минуты, потому что в нем нет ни одного лишнего или неточного жеста, всего хватает и ни в чем нет недостатка. В лучшие свои минуты очень смешной и безнадежно печальный спектакль дотягивается до уровня "Братьев и сестер", додинского шедевра, до сих пор идущего на сцене МДТ. Это их, так сказать, городская вариация.

В программке написано так: постановка Игоря Коняева, художественный руководитель постановки Лев Додин. Что принесено в спектакль режиссером начинающим, а что - многоопытным, можно попытаться разделить. Но в конце концов, все лавры конкретного "Хора" выдающийся мастер и молодой режиссер как-нибудь поделят. Зато лавры создания Малого драматического именно как труппы и как театрального организма, не допускающего сбоев и каждый раз показывающего высший сценический класс, принадлежат, разумеется, по-прежнему Льву Додину. На фестивале "Новая драма" его Малый драматический выступал в разделе "вне конкурса". Как еще раз доказал "Московский хор", именно это словосочетание лучше всего определяет статус питерского Театра Европы в современном русском театре.

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET