Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
Артур Соломонов
(Газета, 05.06.2002)
<< к списку статей
Московский хор

Коммунальное чтиво.

На фестиваль "Новая драма" приехал спектакль Малого драматического театра по пьесе Людмилы Петрушевской "Московский хор". Поскольку пьесу, написанную в 80-х, нельзя причислить к новой драматургии, спектакль МДТ был показан в рамках off-программы фестиваля. Поставил спектакль Игорь Коняев, художественный руководитель постановки - Лев Додин.

Это спектакль-экскурсия. Экскурсия в московские послевоенные коммуналки. Туда, где возникают диспуты по поводу не съеденной каши, бросивший жену муж возвращается, чтобы потребовать жилплощадь для себя и новой жены, а кто-то строчит донос: "Муж бросил жену с тремя детьми-уродами, одна из которых тут же родила".

Художник Порай-Кошиц выстроил печальное нагромождение шкафов, столов, батарей и стульев. Из дверей шкафа выныривают персонажи, протискиваются меж батарей и письменных столов, спрыгивают с кровати на стул, а оттуда - на стол, чтобы сказать что-то о письмах товарищу Сталину или поинтересоваться, кто же забеременел на этот раз.

Беременность подлинная и ложная - магистральная тема обитателей этого мирка. Видимо, это связано с его угрожающей перенаселенностью и мечтой о новой жизни всех этих копошащихся в вещах существ. Во втором действии появляется ребенок - как флаг на баррикадах питерского художника будет водружена коляска.

Но не изменялось ощущение, что ты находишься в музее, и знающий экскурсовод-режиссер говорит: "Вот так жили люди. Нищета, битва за квадратные метры. И они любили, страдали, расходились, детей рожали".

Быть может, дело в том, что эти образы зависли где-то между сегодняшним и вчерашним днем - и о современности вроде ничего не говорят, и на разговор о вечном не тянут. К тому же чувствовался конфликт между причудливой декорацией и реалистическим стилем актерской игры и режиссуры. Многоэтажка Порай-Кошица, где из батареи "вырастал" стол, а над кухонным столом возвышалась кровать, требовала адекватной актерской игры.

Для меня спектакль МДТ "срифмовался" с выставкой доносов жителей московских коммуналок друг на друга, прошедшей в клубе "МуХА". Эти пожелтевшие от времени листочки свидетельствовали, что внутренняя территория человека становилась "местом общего пользования", как любили выражаться коммунальные граждане. Тот же процесс показан и в спектакле МДТ - кто-то из героев сопротивляется ему, кто-то, напротив, упоенно копошится в чужом грязном белье, попутно демонстрируя свое, кто-то изрыгает лозунг за лозунгом - о коммунизме, светлом пути и борьбе с "моральными разложенцами".

Но история, рассказанная Петрушевской, оставлена театром в пределах бытовой достоверности, и не сделана попытка (даже очень робкая) поднять этот сюжет на символический уровень или запустить карусель абсурда.

И проблема в этом, а не во временной отдаленности сюжета от современного зрителя. Ведь одним из первых спектаклей Льва Додина как худрука МДТ были "Братья и сестры", тоже посвященные послевоенной жизни. Но мощь художественного высказывания в "Братьях и сестрах" не сравнима с тем, что сейчас МДТ привез в Москву.

Когда-то спектакли "Gaudeamus" и "Клаустрофобия" в Малом драматическом, построенные на попытке поднести русской публике зеркало, где уже было готово изображение ее "кривой рожи", обвинялись в том, что Россия представлена как помойка, а режиссер этот образ успешно продает на Западе. Как раз те спектакли были вполне универсальны и выходили далеко за пределы описания состояния одной страны конкретного периода. А вот "Московский хор", действительно, если и может вызвать какой-то интерес - только этнографический.

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET