Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
Катерина Павлюченко
(Страстной бульвар, 10. 2009. №2. С. 134-138)
<< к списку статей
О Додине

Столкновение культур

Мастер-класс Льва Додина для режиссеров Великобритании. Уроки русской театральной школы

В петербургском Малом драматическом театре - Театре Европы прошел семинар для молодых режиссеров Великобритании. Им руководили Лев Додин и два его помощника, педагога, соратника, вместе с которыми мастер вырастил уже не один курс, не одно поколение актеров для своего театра - Валерий Галендеев и Михаил Александров. Семинар этот был организован по инициативе Британского Совета (Лондон) и лондонского театра Young Vic во главе с его художественным руководителем Дэвидом Ланом.

Семинары под руководством Льва Додина МДТ проводит регулярно, ведет большую международную деятельность, в том числе и в Союзе Европейских театров. На этот раз восемь молодых британских режиссеров сами приехали в Россию. Времени на Эрмитаж и на прогулки по гранитным набережным у них почти не было: Малый драматический устроил англичанам интенсивную fast-programm. В период, когда группа из Лондона находилась в Петербурге, администрация театра составила репертуар так, чтобы гости смогли посмотреть основные спектакли легендарного театра: "Дядя Ваня", "Король Лир", "Жизнь и судьба", "Бесплодные усилия любви", обязательно - "Братья и сестры", идущие в два вечера. Вечерами они смотрели спектакли. А днем молодые англичане, ставшие на время вновь студентами (все они, несмотря на молодость - им не больше 29-32, -уже действующие режиссеры у себя на родине), занимались сценической речью с Валерием Галендеевым, вокалом с Михаилом Александровым. И еще - присутствовали на репетициях последней премьеры театра - новой сценической версии спектакля "Повелитель мух". После окончания недельного курса, по признанию самих участников мастер-класса, многое в их представлении о театре серьезно изменилось. Во-первых, они воочию увидели, что такое репертуарный театр, работающий стационарно, получили грандиозный опыт работы над текстом и увидели роль режиссера в русском стационарном театре. Причем режиссера высочайшего уровня. "Лев Додин с нами был предельно открытым, настолько, что мы смогли увидеть механизмы его театра. Он, безусловно, и сам продолжает учиться вместе со своими актерами". "В Англии работа актера и режиссера построена на умении, муштре, технике. А здесь, в театре Додина, мы заметили, что, даже не понимая, может быть, порой техники, мы с интересом слушали то, что он говорил своим актерам, его философию относительно театра. У него специфический подход к работе - очень духовный. Он находится в постоянном поиске - и это большое счастье. Это то, что все мы поняли и теперь хотим увезти это знание с собой а Англию". Так отзывались от полученном опыте участники семинара.

Вместе с молодежью на мастер-классах присутствовал и худрук Young Vic, ДЭВИД Лан. Зачем же ему понадобилось организовывать для своих подопечных этот выездной урок?

Young Vic - театр молодых. В самом названии его кроется шутка, которая становится по-настоящему смешной, если знать, что напротив Young Vic, прямо через дорогу, располагается Royal Victoria Theatre - Королевский театр имени королевы Виктории, который сами англичане шутливо сокращают до "Old Vic", что начинает звучать как "Театр старушки Викки". И когда 40 лет назад напротив Королевского театра появился новый, чей-то злой язык обозвал его Young Vic, то есть "Малышка ВИККИ".

Young Vic, созданный для поддержки молодых талантов, не имеет постоянной труппы, только несколько продюсеров и режиссеров. Раз в несколько месяцев театр выпускает премьеру, которую создают актеры-контрактники. Спектакль отыгрывается несколько раз и затем - снимается. Те, кто приходит в Young Vic, -это художники-искатели, они хорошо понимают, как хотят делать театр. Они работают для молодого поколения. Самая главная миссия этого театра - дать возможность каждому молодому режиссеру шанс сделать что-то, чего он либо никогда не делал, либо еще не позволял себе нигде сделать. Помимо поддержки молодежи, Young Vic приглашает в свои стены и великих режиссеров, чьи имена безусловны. Кроме сотрудничества с британцами, Young Vic активно сотрудничает со многими другими странами. Недавно были выпущены копродукции с театральной труппой из Южной Африки, с театральной труппой из Бразилии, из Исландии. Каждый год театр принимает участие в венском театральном фестивале. В следующем году планирует сделать копродукцию с театральной труппой из Палестины. Время от времени Young Vic посылает одного из своих режиссеров на творческую стажировку в другие театры, в другие страны, чтобы они поработали под руководством какого-нибудь маститого профессионала.

О целях, которые преследовал Дэвид Лан, посылая в Россию целую творческую группу, режиссер и худрук рассказал сам.

- Все эти восемь человек мне хорошо знакомы, и их творчество мне интересно. Я думаю, что две недели в Малом драматическом станут для них очень позитивной шоковой терапией. Здесь они увидели систему работы, которая не имеет ничего общего с нашей системой работы. После этой поездки, я надеюсь, они поймут, что английские традиции - это только один способ делать театр. Но есть еще много способов, о которых они ничего не знают. У МДТ высочайшие художественные стандарты, которые, как мне кажется, поддерживаются тем, что работа на сцене никогда не уходит слишком далеко от процесса обучения. Школа и практика здесь очень связаны. Видите ли, никто же не знает, почему человек становится художником. Откуда в нем берется эта художественная природа чувств? Что это такое - ДНК, опыт, мы с этим рождаемся, мы это приобретаем? Но зато мы очень хорошо знаем, откуда берутся навыки. А навыки и техника очень важны, чтобы эту художественность поддержать. И, конечно, мы в Англии очень неправы в том, что стесняемся говорить: хорошо бы режиссеру быть профессионалом и обладать какими-то навыками.

- Вы все время называете Young Vic театром режиссерским. Какое значение вы вкладываете в это определение?

- В основном все лондонские большие театры считают себя авторскими театрами, то есть театрами текста, театрами автора. Их главная цель - ставить новые пьесы, доносить текст до зрителя. Начав руководить театром Young Vic, я вдруг понял, что все так заботятся об авторах, что совершенно забывают о режиссерах. АНГЛИЙСКИЙ режиссер - он не только умирает в артисте, но и растворяется в спектакле. В итоге зрители смотрят новые интересные пьесы в ужасно скучных постановках, за которыми хорошего текста-то и не видно. Поэтому для меня самым важным в моем театре стало сказать своим молодым режиссерам: "Ребята, меня, конечно, очень интересует, какую пьесу вы выберете. И, конечно, вы должны поставить пьесу, потому что не вы написали ее, а автор. И автор имеет свое слово. Но лично меня интересует, в первую очередь, ваша собственная постановка, собственная интерпретация, а не такая, какую может сделать любой из тысячи режиссеров Великобритании. Мысль о том, что идеи режиссера могут быть интересны публике так же, как мысли автора пьесы, для английского театра почти что святотатственны. Чтобы как-то помочь молодежи, на сайте театре мы открыли что-то вроде обучающей программы, места, где желающие смогут найти информацию, куда они могут пойти поучиться, где могут поставить спектакль. На форуме театра жизнь происходит очень активная, здесь обсуждаются всевозможные вопросы - от свободной репетиционной комнаты до дискуссии о последних премьерах. Также молодые режиссеры могут обратиться к нам с вопросом или попросить помощи. Допустим, объяснить, что такое световая партитура спектакля... И тогда мы им устраиваем встречи и лекции лучших художников по свету Англии. То есть как только они формулируют, что им нужно для того, чтобы стать самостоятельными художниками, мы им в этом практически помогаем.

- То есть вы своего рода творческие меценаты?

- Я хочу, чтобы люди, у которых есть потребность в творчестве, имели возможность им заниматься. И еще могли бы тренировать свое воображение. Так что мы не творческие меценаты. Мы - художественный спортзал.

- Дэвид, позвольте уточнить, каким образом профессиональный режиссер может не знать о том, что такое светопартитура?

- В Британии очень сильные актерские школы, сценографов у нас всю жизнь учили очень хорошо - есть несколько замечательных школ дизайна. Кроме того, в Англии есть традиция, согласно которой молодые сценографы всегда работают как подмастерья на спектаклях старших сценографов. Учатся у них как бы из клюва в клюв. Так что сценографы у нас потрясающие. А наши несчастные режиссеры почти все любите ли. По пальцам можно пересчитать тех, кто получил профессиональное образование. Я бы даже сказал так: ни один британский режиссер старше 30 лет не имеет профессионального режиссерского образования. Или профессионального театрального образования. Режиссерами становятся бывшие актеры, редко - писатели, иногда - помощники режиссеров. Не удивляйтесь, это правда. Да, вот такая странная сложилась английская традиция: ну, не важно в Англии, какой режиссер ставит спектакль. Мои молодые режиссеры - не такие. Они уже люди новой формации. И мне особенно важно было показать им, как можно работать по-другому. Именно по этой причине я постоянно приглашаю великих режиссеров к нам, в Young Vic. И именно по этой причине мы приезжали в Петербург, к Льву Абрамовичу Додину. Согласитесь, выпускнику ГИТИСа, "Щуки", бывшего ЛГИТМиКа и любого другого театрального вуза России невозможно даже представить себе, как режиссер может не знать, что такое светопартитура, к примеру. Ситуацию прояснила Мария Шевцова, профессор театрального факультета лондонского университета Goldsmiths. Она имеет Русские корни, родители Марии эмигрировали в Австралию до начала Второй мировой войны. Госпожа Шевцова прекрасно говорит не только на русском, но и на английском и французском языках. Несколько лет назад она, будучи страстной поклонницей МДТ, написала книгу о театре Додина. И в 2009-м вместе с группой молодых режиссеров из Великобритании посетила Санкт-Петербург. После одного из мастер-классов Мария любезно согласилась поговорить о театральной школе Великобритании.

- Вы преподаете на "театральном" факультете. Как происходит обучение?

- В Англии существует интересная, необыкновенная для России система образования. После войны, примерно в 1951-1952 году, преподаватели, которые интересовались театром, решили, что им не надо работать на литературном факультете, надо отделяться. И стали открываться театральные факультеты. Одновременно возник разговор о том, что помимо теории студентам надо дать практические знания о театре. Так учебное время было поделено пополам: 50 процентов времени тратится на теорию, 50 - на практику. За три года обучения наши студенты должны понять, как думать о театре, знать немножко об истории мирового театра и немного понимать практику. Около трех месяцев они занимаются движением, около трех - режиссурой, сценографией. Всего понемногу. И все считают, что это очень хорошо, потому что якобы студенты таким образом могут на себе испытать, что есть театр.

- Одним словом, это общий факультет. А когда студенты будут получать конкретную специальность?

- А они и не будут ее получать. Мы не готовим ни актеров, ни режиссеров, мы никого не готовим. Додин меня как-то спросил: "Мария, ты кого вообще готовишь?" На что я ему ответила: "Умных зрителей". Он посмеялся и ответил: "Ну, уже неплохо". Но, скажу вам честно, я считаю, что мы недостаточно готовим наших студентов. Они ни то ни се: ни серьезные театроведы, ни актеры, ни режиссеры. У нас есть в Лондоне 4 актерские школы. А вот режиссеров вообще не готовят ни в Англии, ни во Франции, ни вообще нигде в Западной Европе. В Америке, кстати, тоже нет режиссерских школ.

- Кто же они - режиссеры Англии?

- В основном, все они прошли через литературный факультет, почти без исключения. Например, главный режиссер National Theatre в Лондоне выпускник литературного факультета Кембриджа, как и Деклан Доннеллан, к примеру. Актеры у нас учатся в актерских школах. Иногда становятся режиссерами. Но все режиссеры, которые есть у нас, - все прошли через один из университетских английских факультетов. У нас вообще совершенно другое понимание театрального образования. Театральная школа Royal Academy of dramatic art, самая у нас традиционная, серьезная актерская школа из четырех имеющихся, занимается театром и подготовкой актеров очень серьезно, на профессиональном уровне. Мы, я считаю, работаем очень серьезно, но не на профессиональном. Мы работаем только для того, чтобы студенты в принципе поняли, о чем идет речь. Но мы не можем их готовить. Как это возможно, если по программе они что-то там по-актерски делают, три месяца занимаются сцендвижением, три - сценографией... Ну что это? У них в целом получается неплохое образование, но их знания о театре, я это заметила и хотела бы это изменить, все-таки недостаточные. Они очень мало знают о театре. Я их вожу всегда в театр, чтобы они смотрели спектакли. И раз в год я приглашаю к нам в университет какого-нибудь крупного режиссера и устраиваю с ним публичное интервью. Например, у меня были Эудженио Барба, Додин, в этом году ко мне приходили последние ученики Гротовского - было очень интересно. Еще я настаиваю, чтобы мои студенты знали и о русском театре.

- В Англии вообще студенты знакомы с русским театром?

- Нет. В рамках нашей образовательной системы студент может выбрать себе те предметы, которые он хочет изучать. И если в момент их выбора курс, к примеру, русского театра, предложен не будет, они о нем никогда и не узнают. Потому что никто, кроме меня, его не читает. Другими словами, они могут отучившись три года, знать, кто такой Мейерхольд очень приблизительно, понаслышке. Станиславского они знают просто потому, что в школах у нас есть предмет "Театральная наука". Но все, что касается системы Станиславского, они очень превратно и неправильно понимают. И переубедить их сложно.

- Кто они - ваши студенты?

- В основном те, кто уже имеет образование и только повышает его. И при этом уже имел опыт работы в театре. В нынешнем году моя группа состоит из женщины-актрисы, режиссера, человека, который занимается кукольным театром, писателя, журналистки и еще одной женщины, которая работает в банке, хотя ее первое образование - музыкальное.

- Есть и плюсы в вашем образовании...

- Да, один из самых существенных плюсов и нашего образования, и нашей ментальности - это возможность и не боязнь менять свою жизнь на любом этапе. Многие мои студенты по утрам работают на своих разных работах, а по вечерам занимаются театром, причем совершенно бесплатно. А работают они потому, что им надо элементарно платить за квартиру. С одной стороны, это хорошо, потому что человек свободен. С другой - очень трудно: как сделать хороший спектакль, если на его подготовку ты можешь уделять максимум два часа в день? В Англии с этим настоящая проблема.

- Школы, о которых вы говорите, в Англии считаются высшими учебными заведениями?

- Раньше не считались. Они были просто drama school. Но после того, как Тони Блэр стал нашим премьер-министром, он издал указ, согласно которому все эти школы не стали университетами, но приобрели университетский статус и получили возможность выдавать дипломы, имеющие статус университетского. Хорошо это или плохо - покажет время. Этому нововведению всего пять лет. Слишком малый срок для того, чтобы понять, какие результаты мы будем иметь.

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET