Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng

THE WEST AUSTRALIAN
<< к списку статей
Гастроли

И в саге о смерти живет надежда

"Жизнь и Судьба" Василия Гроссмана – это эпическое полотно с автобиографическими мотивами. Русский Малый Драматический Театр представил австралийским зрителям спектакль, адекватный размаху и глубине романа.

Действие перелетает с фронта в московскую квартиру, из фашистского концлагеря в сталинский гулаг, обрамленное и соединенное прощальным письмом еврейки Анны Штрум, обреченной на смерть в гетто, своему сыну. Конечно, это прием откровенной эмоциональной манипуляции, но сделано это так сильно и трогательно, что кажется, иначе и быть не могло.Выдающийся физик Виктор Штрум возвращается со всей семьей в Москву после эвакуации в Сталинграде. Штрум горит желанием продолжить «спорные» изыскания Эйнштейна в области ядерной физики. Многие его родственники и друзья уже отбывают срок в сталинских лагерях, а за отказ раскаяться в своих научных убеждениях остракизму и риску ареста подвергается и сам Штрум.Штрума спасет сам Сталин – и вот уже глаза физика сияют мальчишеским счастьем. Диктатор сказал ему «Желаю вам успехов в работе.» Но это счастье очень кратковременно – Штрума ждет мучительная проблема окончательного морального выбора.Повествование полно серьезных философских рассуждений о природе человека и всего лучшего, что есть в человеке, взаимосвязи – по природе своей – нацизма и коммунизма, бессмысленности войн и проблематики свободы отдельного человека.Постановку осуществил Лев Додин – легенда русского театра. Его режиссура органично ведет нас за руку сквозь жизни и судьбы множества связанных друг с другом персонажей, разворачивающихся в образной декорации Алексея Порай-Кошица.Интимные семейные сцены соседствуют – по очереди - с бледностью и отчаянием советских и нацистских лагерей. Сцену по диагонали пересекает забор из колючей проволоки – из-за него узники смотрят на нас пустыми глазами, около него спорят о политической идеологии и жалуются на судьбу.Жесткий, холодный и точный свет Глеба Фильштинского в эти минуты словно стирает немногие цвета с квартиры семьи Штрума.Когда сейчас в австралийском театре из-за финансовых ограничений спектакли становятся все малочисленнее, а репетиционные сроки все короче, необычайно волнующе видеть результат серьезного, высокопрофессионального труда, результат четырех лет репетиций.Малый Драматический – репертуарная труппа, их спектакли живут десятилетиями. Игра артистов свидетельствует о преимуществах подобной системы.Подобная самоотверженная страсть и участие в ансамбле рождает актерские работы высочайшей пробы и удивительной интенсивности  все это словно возвращает чуточку благородства ремеслу актера, которое уже давно безнадежно замарано обоготворением посредственной работы в посредственном скоропортящемся продукте.К финалу спектакля многие «абсолютные истины», за которые так страстно и безоглядно боролись герои, оказываются пустышками. В зеркальном образе тоталитарных систем мерцает более глубинная истина.Мы видим бессмысленную и несправедливую гибель нескольких персонажей и понимаем, что еще многие миллионы сгинули во имя такого небезусловного «Добра», в которое верили Гитлер и Сталин. И все же, как пишет всем нам из гетто обреченная мать Штрума, дух надежды продолжает жить и стремление человека к доброте и свободе неистребимо.

 

 

 

 

 

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET