Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
Дэн Зефф
Copley News Service 18 марта 2010
<< к списку статей
Гастроли

«Дядя Ваня» в Чикагском Шекспировском Театре

Когда знаменитая русская труппа привозит в Чикаго спектакль по Чехову, любители театра имеют право ожидать чего-то особенного. И, посмотрев «Дядю Ваню» Малого Драматического, мы это особенное увидели – мы насладились прекрасным спектаклем, после которого зрители Чикаго имеют все основания пересмотреть свои представления о пьесе в частности и драматическом театре вообще.

Спектакль идет с титрами, сделанными так, чтобы зритель не чувствовал, что сидит в библиотеке, а мог понимать, о чем идет речь, и одновременно наслаждаться текстом Чехова на родном автору русском языке с русскими меланхолическими интонациями.

В спектакле есть всплески фарсового юмора, но это не счастливая пьеса, и я не видел еще ни одной постановки, настолько пропитанной несчастьем, фрустрацией, крушением иллюзий и разбившимися вдребезги надеждами. Немного есть пьес в западной драматургии, которые заканчивались бы столь беспросветно. И все же «Дядя Ваня» как пьеса стоит того, если зритель готов разделить сочувственный человеческий взгляд, которым Чехов смотрит на своих незадачливых героев.

Спектакль Малого Драматического богат длинными паузами и картинами, в ходе которых персонажи сидят в тишине, эмоционально изолированные друг от друга. Спектакль идет полных три часа, благодаря частым зонам молчания, которые разделяют диалоги и частые в пьесе монологи. Герои редко повышают голос, словно понимая, что кричать от злости или отчаяния бессмысленно.

Главная находка режиссера Льва Додина – это трактовка роли профессора, единственного не вызывающего сочувствия персонажа в чеховской пьесе. Обычно Серебрякова играют эдаким раздутым индюком, брызжущим неблагодарностью и эгоизмом.

Игорь Иванов играет профессора как стоика, который, вполне вероятно, в сильной мере осознает внутренне, что его претензии на гениальность собственных работ об искусстве беспочвенны, как и обвиняет его Ваня. Этот профессор очень ясно видит конец пути, зияющий как бездна, видит, как его жена жаждет избавиться от его саможаления и слабости. В потрясающей ночной сцене профессор обнаруживает истинную страсть к Елене и таким образом душевно обнажает ужас, который он испытывает при мысли о возможной потере жены. Этот спектакль вместо карикатурной фигуры рисованного злодея позволяет нам увидеть персонажа большой духовной сложности, который заслуживает если не одобрения, то хотя бы понимания.

Додин продлевает двойную сцену Елены и Сони – у нас она обычно заканчивается немедленно, как только Соня произносит «Нельзя». Это сцена взаимной эмоциональной женской потребности в дружбе и любви.

Распределение ролей совершенно нетипичное. Сергей Курышев немного слишком молод и полон сил, чтобы походить на обычных поеденных молью и потрепанных жизнью Ваней, к которым мы привыкли, но его игра - это истинный ключ к пониманию, что такое потеря и отчаяние. Елена Калинина очень привлекательна – вроде бы, как же слова о том, что Соня некрасива? – и она играет Соню с тихой жаждой любви и душераздирающим осознанием реальности того, что Астров ее никогда не полюбит. Калинина делает свою Соню очень стойкой. Эта молодая женщина не опустит рук, навсегда связанная с дядей кандалами общего страдания, и продолжит жить, хотя эта жизнь отказывает ей в самом важном.

В роли Елены Ксения Раппопорт создает образ удивительной драматической значимости - интересное решение в отличие от привычного нам образа пустой молодой красавицы, которая слишком скучает, чтобы изменить свою жизнь. Ее Елена словно обречена быть, сама того не желая, яблоком раздора, ввергая мужчин в вихрь страсти своей красотой и врожденным очарованием. Игорь Черневич великолепен в роли Астрова, умного и самоотверженного человека, душу которого разъела мелочность и пошлость провинциальной жизни.

Замечательно играет нежного и беспомощного Вафлю Александр Завьялов, с теплотой смотришь на любящую няню в исполнении Вары Быковой, с пониманием улыбаешься пожилой маме Вани в исполнении Татьяны Щуко – она необъяснимым образом обожает всеми затравленного профессора.

Это спектакль удивительной чуткости, вдохновения и отчаянной смелости (в плане образа профессора). Это спектакль самой редкой пробы – нам крупно повезло, что они к нам приехали хотя бы на 5 спектаклей.

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET