Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
Изабелла Слуцкая
Газета МЫ ЗДЕСЬ, Тель-Авив, 7 июня 2010 г.
<< к списку статей
Гастроли

«Жизнь и судьба» в театре XXI века

 

Гастроли Малого драматического театра – Театра Европы из Санкт-Петербурга, театра Льва Додина – всегда событие. На этот раз израильским зрителям представляют спектакль, поставленный по великому роману Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», который не случайно называют «Войной и миром XX века». Переплетение судеб поколения людей, вовлеченных в трагические события прошлой жизни, сочетание европейской философии с русским психологизмом, трансформация отдельных личностей в их столкновении с государственной машиной – все это отразилось в эпическом полотне автора.

Роман мог не дойти до читателя. В 1959-м, в период так называемой «оттепели», «искусствоведы в штатском» арестовали рукопись, когда была поставлена последняя точка. Через полтора года писатель умер, он был уверен в том, что главный 12-летний труд его жизни уничтожен. Позднее случайно обнаружилось, что у двух его друзей - физика из Сибири и московского переводчика – чудом сохранились варианты рукописи. При содействии Андрея Сахарова роман впервые был напечатан в Швейцарии, а в 90-е годы - в России. Лев Додин приобрел запрещенную в СССР книгу случайно, находясь на гастролях в Японии, и именно тогда, 25 лет назад, задумал поставить по ней спектакль.

Реальная работа над спектаклем связана с новым студенческим курсом, который вел Лев Додин, режиссер-педагог, с 2002 года. Он считал, что в России по-настоящему не прочитан этот великий роман, понадобилось время для осмысления всего накопившегося, выросло новое поколение актеров. На протяжении учебы пять лет молодежь постигала театральное мастерство на «жизни и судьбе» поколения 30-х годов прошлого столетия. Режиссер считает, что без душевной работы нет артиста, и хотел, чтобы ребята проникли в «чувственный опыт» своих предков, бабушек и прабабушек.

В спектакле заняты артисты его курса и основная труппа театра, среди них большие мастера сцены, народные и заслуженные артисты России. Додин уверен, что «потрясения сначала должны испытывать актеры», потом – зрители, поэтому он побывал во время репетиций с театром и в Норильске, и в Освенциме.

И еще была сложнейшая задача, с которой Лев Додин справился блестяще – написание пьесы по мотивам одноименного романа. К большой литературе режиссер обращается не впервые, потому что она способна наиболее полно выразить мысль, считает он. Психологического театра становится все меньше, ему же интересно показать на сцене жизнь человеческой души… И Додину удалось из огромного 900 страничного романа Василия Гроссмана, густо населенного персонажами, выстроить сценическое действие, сохранив при этом основные серьезные размышления, высказанные в произведении. В основу сюжетной линии спектакля положена история одной семьи.

Волейбольная сетка, натянутая посреди сцены, станет границей между мирной жизнью и войной, оборвавшей эти развлечения. Потом она отделит евреев от всех других людей, загнав их в гетто, а далее станет и решеткой тюрем, и оградой концлагерей, при чем поочередно – сталинских и гитлеровских… Заключенные этих «исправительных» заведений будут отличаться разве что одеждой, и еще лающие команды надсмотрщиков будут произноситься на разных языках. Надо особенно отметить сценографию спектакля (художник-постановщик Алексей Порай-Кошиц), позволившую представить огромный исторический материал лаконичными выразительными театральными средствами.

На этом фоне проходит жизнь, складываются и рушатся судьбы. Здесь все сплелось и не сбылось… Работа и вдохновение, идеалы и дружба, любовь и предательство - под прессом системы мало кому удается сохраниться… В центре событий - семья ученого-физика Виктора Штрума (Сергей Курышев), пытающегося быть честным в противостоянии с государственной властью, с антисемитизмом, и сломавшегося в итоге, когда на чаше весов оказался вопрос жизни и чести. Его жена Людмила (Елена Соломонова) и Женя, ее сестра (Елизавета Боярская) пытаются стоять рядом с любимыми мужчинами в этой нелегкой жизни, но и здесь случайная фраза Жени бросает ее мужа в лапы КГБ. Командир красной армии Новиков (Данила Козловский), пытавшийся во время Сталинградского штурма обойтись меньшими потерями среди солдат, предан спецслужбой воинских частей и арестован. Античеловеческая репрессивная машина на протяжении истории страны делала уродливыми даже личные отношения людей, пройдясь по ним своим катком.

Прекрасные актерские работы, массовые сцены (в спектакле занято более 30 актеров) производят потрясающее впечатление единого безукоризненного ансамбля.

Отдельный лейтмотив спектакля – это последнее письмо матери Анны Семеновны Штрум (Татьяна Шестакова, народная артистка России), которое она пишет в гетто, обращаясь к своему сыну. Надо сказать, что это пронзительное драматическое послание написано особенно талантливо у Гроссмана, оно является частью его автобиографии, потому что его мать погибла в гетто, он с бойцами вошел в Треблинку и увидел все своими глазами тогда, в 45-м… Актриса представляет поколение еврейской довоенной интеллигенции, они были особенными, светлыми идеалистами. Ее тихий голос выражает недоумение по поводу предательства соседей, которых она лечила в мирное время, унизительных приказов немцев по отношению к лицам еврейской национальности, молчаливого согласия толпы, созерцающих все это… Перед осознанием неизбежной гибели, последние свои слова мать обращает к сыну: «Живи, сынок, живи вечно!».

Этот спектакль – история из трагического XX века. Но и на исходе первых десяти лет, которые человечество уже прожило в третьем тысячелетии, он оказывается на пике актуальнейших проблем. Казалось, прошло 65 лет после победы над нацистской Германией, давно развенчан сталинский режим, но и сегодня, как пророчески писал Гроссман: «молчаливый спор между победившим народом и победившим государством продолжается». И по-прежнему не перевелись в мире безумцы. Им кажется, что они знают, как нужно изменить мир, у них есть призрачные идеи, во имя которых они готовы калечить психику людей, развязывать войны, разрушать цивилизации, обрывать жизни детей… Хотелось бы, чтобы просвещенный мир помнил об этом.

И хорошо, что в 2007 году состоялась европейская премьера спектакля «Жизнь и судьба» в Париже и имела отличную критику, а роман Гроссмана переиздан во Франции в третий раз неслыханным тиражом в 30 тысяч экземпляров. Российская премьера прошла сначала в Норильске, затем – в Санкт-Петербурге. И теперь мы имеем счастливую возможность увидеть этот грандиозный спектакль, отмеченный высшими наградами на многих фестивалях, увидеть этот уникальный театр больших страстей и переживаний, наконец, у нас, в Израиле.

 

Отзывы зрителей:

 

Гость | 07.06.2010 10:49
Накануне посмотрела в «Ноге» - это дом театра «Гешер» - спектакль «Жизнь и судьба» в постановке театра Додина. И все под впечатлением. Признаюсь, у меня были сомнения – идти или не идти. Да, театр МДТ, или театр Додина - один из лучших в мире, режиссер – гений, артисты – выдающиеся, но – «Жизнь и судьба» по роману Василия Гроссмана. Главное для меня все-таки – содержание пьесы. Пустые глупые пьесы я не смотрю равно как и не смотрю пьесы, тема которых меня не волнует. Скажем, не смотрю спектакли на «деревенскую» тему – где я и где деревня? Так я не пошла на «Рассказы Шукшина» - а потом слышала приблизительно такое мнение: спектакль замечательный, но мы мало что понимаем в той жизни сейчас. Так вот, сталинские времена. ГУЛАГ и фашистский концлагерь, на фоне судьбы одной семьи – семьи ученого-ядерщика. Ему, несомненно, «светил» ГУЛАГ, но – Судьба – Сталину стало известно о его работе, и эта работа ему понадобилась. Так что для него все заканчивается хорошо, правда, невольно он начинает служить режиму – но это уже так, напоследок… Так вот – я спрашивала себя – насколько меня волнуют эти темы, чтобы пойти на спектакль. Решила – пойти. Честно признаюсь – ради Додина и его театра. И считаю, что видела одну из самых потрясающих постановок в своей жизни. Я испытала чувство – прав был французский критик – которое давным-давно не испытывала – театрального потрясения. Да, Додин – гений, театр – лучший, актеры – замечательные. Все так. Это был «театрнетто» - театр в чистом виде, такой, каким он в идеале должен быть. Высочайшая театральная культура, величайшая театральная школа, гениальность режиссерского прочтения, великолепная актерская игра, гениальные режиссерские находки – чего стоят сцены частной жизни на фоне жизни узников концлагерей… Слушаешь каждое слово, и понимаешь каждое слово, и сопереживаешь героям, и испытываешь потрясение от последней сцены – не буду рассказывать, какой, это надо видеть. Этот спектакль обязательно нужно посмотреть,– а осталось два дня – сегодня и завтра. Смотрите!

 

Гость Лев | 07.06.2010 08:56
Спасибо за публикацию. Спектакль, действительно, грандиозный. Я считаю, что этот спектакль должен посмотреть каждый еврей!

 

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET