Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
Полина Виноградова
Санкт-Петербургские ведомости, 27 октября 2010 года
<< к списку статей
О Додине

ЧЕХОВИАНА ЛЬВА ДОДИНА

Чеховиана Льва Додина
Так называется выставка, которая открылась в главном здании Музея театрального и музыкального искусства. Это событие стало завершающим аккордом года, посвященного 150-летию со дня рождения А. П. Чехова
Полина ВИНОГРАДОВА

Выставок, рассказывающих о творчестве Льва Додина и деятельности одного из лучших театров Европы – Малого драматического театра, в Петербурге до сих пор не проводилось. Эта экспозиция показывает лишь фрагмент жизни и судьбы Театра-дома на улице Рубинштейна. Но без этого фрагмента невозможно понять смысл повествования. Лев Додин неоднократно говорил, что весь мировой театр держится на трех китах: древнегреческой трагедии, наследии Шекспира и драматургии Чехова.

Новый сезон МДТ – Театр Европы открыл премьерой постановки «Три сестры». В 1994 году в Париже состоялся премьерный показ спектакля «Вишневый сад». На прочерченном временем отрезке длиною в пятнадцать лет яркими вехами обозначены «Чайка», «Пьеса без названия», «Дядя Ваня». Итого пять спектаклей. Этого достаточно, чтобы считать первую Чеховиану законченным произведением; разные страницы сложить в книгу; расставить реквизит в общую экспозицию; скомпоновать сюжеты в одну судьбу.

В небольшом выставочном зале все по-своему прекрасно, но каждая вещь напоминает о трагической несовместимости окружающего мира с романтической мечтой. Лев Додин из тех творцов, которые видят в бытовых мелочах приметы вечности. Старая скамейка в саду с прислоненной к ней тростью, что же это, как не символ забвения? Если предмет всего лишь символ (в театре Додина по-другому не бывает), то «многоуважаемый шкаф» – самый непостижимый. Когда режиссер Лев Додин и художник Эдуард Кочергин создавали свой «Вишневый сад», кое-что подглядели в воспоминаниях автора: «Мы жили в Таганроге, мать постоянно прятала от детей сладости в шкафу из красного дерева...». И герой пьесы Гаев, как ребенок, почтительно обращается к шкафу на «вы»...

Старые и мутные зеркала, между которыми ходят посетители, разглядывая то экспонаты, то собственное нечеткое отражение, – все что осталось от цветущего сада, почти позабытого детства и счастья, навсегда упущенного.

Лев Додин не верит в сиюминутное. Стога сухого сена, по замыслу художника Давида Боровского, выполненные в форме пасхальных яиц, в финале спектакля «Дядя Ваня» накрывают героев вместе с их уютным бытом, белой скатертью, самоваром, старинными часами, никчемной любовью. Куратор выставки Роза Садыхова, заведующая экспозиционным отделом Музея театрального и музыкального искусства, придумала прикрепить к одному из стогов конверты и вложить туда письма, фотографии с цитатами Антона Чехова, его друзей и читателей. Зритель может вступить в диалог с Чеховым – вытащить из конвертика листок бумаги или фотокарточку и прочитать на обороте что-нибудь житейское из дружеской переписки.

Велосипед, на котором Ксения Раппопорт в роли Нины Заречной разъезжала по сцене, и чучело птицы, и кленовые листья... Художник Алексей Порай-Кошиц сотворил чеховский мир из всего, что есть в природе самого хрупкого: кружева, сухая листва, девушка на велосипеде, с трудом удерживающая равновесие, и чайка с одним крылом. Завершается выставка макетом декорации и эскизами костюмов работы Александра Боровского к новой постановке Льва Додина «Три сестры». Крыльцо, ступеньки и музыка, робко доносящаяся откуда-то сверху.

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET