Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
Антонио Аудино
(Журнал "Иль Соле - 24 Орэ", Рим, 19 декабря 2004)
<< к списку статей
Гастроли

Хор возвращения из Гулага.

Татьяна Щуко выходит на поклоны - она явно тронута приемом публики. Речь идет о "Московском Хоре" - спектакле по пьесе Людмилы Петрушевской, показанном на этой неделе на Русском Фестивале в Аудиториум в Риме (в прошлом году спектакль играли в Пикколо Театро в Милане). Это работа мощной компании актеров Малого Драматического Театра из Санкт-Петербурга, осуществленная под неусыпным оком Льва Додина в постановке одного из самых блистательных его учеников, сорокалетнего Игоря Коняева. Конечно, эта великая русская актриса тронута теплейшим приемом публики, но не только им. Дело в том, что данный спектакль, в котором она играет одну из ролей первого плана, "запускает когти" в тот решающий период советской истории, который сама Татьяна наверняка пережила на собственной шкуре.

Время действие подчеркнуто определенно - март 1957 года, год спустя после 20 Съезда Партии под руководством Никиты Хрущова, положившего начало десталинизации и конец культу личности и повлекшего за собой осознание ужасов Гулага. Мы видим перенаселенный дом, перенесший годы бедности и лишений, обросший старыми шкафами и столами, батареями и неподходящими друг к другу стульями. Именно здесь существует небольшая толпа родственников, а подчас и соседей, репетирующих в любительском хоре и горящих желанием прорваться на международный фестиваль. Аккорды Перголези, возможно, неугодного партии. Вот-вот зазвучит отрывок из Свиридова на стихи Пушкина. Но когда хор разбредается по домам, обнажаются сложные человеческие внутрисемейные отношения. Татьяна играет роль Лики, пожилой полуслепой женщины, ее сын - морской офицер - оказывается без работы и изменяет жене; ее внучка мечтает о западе; и, наконец, ее сестра - выдающаяся революционерка, репрессированная сталинским режимом. Ее возвращение обнажает наболевшие язвы общества, как прошлые - репрессии и высылки - так и настоящие. "Мы последние люди, - говорят в этой семье. - У нас ничего нет…. Когда ничего нет, нечего отнимать."

Это спектакль, пронизанный тончайшей иронией, обладающий неизъяснимой легкостью и предельно-глубокий; спектакль, целиком построенный на идее солидарности, на переплетениях взаимоотношений группы людей, естественной реакцией которых на жизнь - из чисто человеческих чувств, а не ради коллективной утопии - является защита "своих", не смотря на потери и физические и душевные страдания. Размышления на политические, социальные и человеческие темы множатся до бесконечности - как отражения - в художественном зеркале утонченной игры артистов и подробнейшей, драгоценной режиссуры.

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET