Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
<< к списку статей
Жизнь и судьба

«Жизнь и судьба», или В. Гроссман на сцене Театра Народовы

«Жизнь и судьба» В. Гроссмана — это произведение всеобщего значения. В определенном смысле оно заключает в себе  «Архипелаг Гулаг», « Один день из жизни Ивана Денисовича», «Судьбу человека», «Доктора Живаго» и «Войну и мир». Казалось бы, несмотря на то, что можно пробовать перенести такую эмоциональную грузку на театральную сцену, то не возможно себе представить, как передать исторический, историографический  пласт и просто фабулу.

С этой  точки зрения, Лев Додин взялся за исключительно сложный роман. Перед спектаклем можно было поставить вопрос, что останется после окончательного режиссерского сокращения  Гроссмана. Темами романа «Жизнь и судьба», так же  как и всей русской  литературы являются столкновение человека с историей, случайность в этой истории, банальность зла, и определенный исторический  жребий в распределении ролей жертв и палачей. Жизнь  в такой обстановке сводится к сплошным дилеммам. Дать себе погибнуть как Бабель, Пильняк или Гумилев? Пробовать как Горький найти себя в непростых реалиях, чтобы в конце  проиграть? Позволить себе замолчать как Пастернак или Булгаков и торжествовать после  смерти? Ученые ставят перед собой иного рода проблемные  вопросы, но их природа также была не менее важной. Приспособить аристотелевскую логику  к Ленину и Энгельсу или наоборот? Действовать в согласии с наукой или с Берией? Что победит при столкновении  правды со Сталиным, если вообще сам Сталин не есть правда?

Иного рода, но эмоционально и морально схожие проблемы были у простых солдат и лагерных охранников. В спектакле без лишнего морализаторства  показано, что проблемы часто  бывают чисто субъективными, и нахождение на безопасной стороне  баррикады не обязательно приносит счастье. Вопросы выбора в спектакле  Додинa гениально показаны в области сценографии. Зеки советских лагерей играют в волейбол с узниками гитлеровских лагерей. Мяч попадает  в случайные  персонажи, и во всей  этой спирали никто не знает в кого его бросать. Стираются также различия, кто за что боролся и во что верил. Гестаповский надзиратель остроумно замечает, что это чепуха, что коммунистам не мешают евреи. Вот изведут  уж всех кулаков, троцкистов, бухаринцев и композиторов, тогда возьмутся за евреев. Герои « Жизни и судьбы» это в основном персонажи на пределе сил и, возможно, в конце пути. Большая политика, так как нефть из «Польских цветов» Тувима, это не для них. Как  в стихотворении Корнхаузера, они не  хотят умирать «ни за ирландцев, ни за Вьетнам, ни за Партию» - если вообще, то просто за мир.

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET