Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
<< к списку статей
О Додине

Поэт прозы жизни

Сегодня режиссеру, художественному руководителю Малого драматического театра – Театра Европы Льву Додину исполняется 70 лет.

По этому поводу не устраивается пышных торжеств, именинника даже нет в родном городе – вместе с актерами МДТ он на гастролях в Париже. Более важной датой он считает 70-летие театра, которым руководит с 1983 года, – это событие отметят в начале следующего сезона.

Профессия режиссера относительно нова, она появилась в начале прошлого века. XX век стал веком режиссуры. А вот в XXI влияние людей этой профессии заметно уменьшилось. Может быть, так и должно было случиться. Режиссура – специальность не массовая. Ею владеют единицы. Это странная работа. Советские начальники по простоте душевной путали дирижеров и режиссеров. Тот партийный начальник, что назначал Товстоногова главным режиссером в БДТ, обещал: «Ты у меня будешь лучшим дирижером СССР!». На Льва Додина подобных надежд не возлагали. Более того, его назначали в областной театр скрепя сердце. Да и сам он согласился нехотя, буквально припертый к стенке тогдашним директором МДТ Романом Савельевичем Малкиным (неужели тот предвидел, что его избранник станет лучшим режиссером Европы?).

Правда, до того уже было несколько громких спектаклей в ТЮЗе, Театре на Литейном, БДТ и МХАТе. И был уже поставлен знаменитый «Дом» по Федору Абрамову. Лев Додин сразу же обозначил вектор творческих поисков. Отечественная история и проза – главный предмет его интересов. Благодаря Льву Додину в театре помимо «Братьев и сестер» появились «Бесы» Достоевского, «Старик» Трифонова, «Чевенгур» Платонова, «Жизнь и судьба» Гроссмана... Размышлениям о судьбах России помог Чехов, без которого театр Додина невозможен. «Вся Россия – наш сад!» В спектаклях МДТ эта фраза (и эта мысль) звучала не раз и интерпретировалась по-разному. Гордость здесь смешивалась с горечью, надежда уступала место безнадежности. Распахнутые объятия оказывались невостребованными.

Строить дома, сажать фруктовые сады – занятие скорее неблагодарное. Всегда найдутся любители сжечь дом и срубить дерево. Об этом Лев Додин никогда не забывает. За что его упрекают в мрачности и катастрофичности мышления. Тот же Малкин ждал, но так и не дождался от Додина иных настроений. Он просил: «Лева! Поставь что-нибудь искрометное!»

Искры от спектаклей Малого драматического летят, но вовсе не в ту сторону, куда хотели бы наивные оптимисты. Даже те, что поставлены двадцать лет назад, говорят о том, что болит сегодня и всегда. Недаром спектакли здесь живут долго, а режиссер возвращается к любимым мыслям и темам. Он не считает диалоги с любимыми писателями исчерпанными, стремится договорить, додумать. Вместе с разными поколениями актеров обращается к «Вишневому саду», «Повелителю мух» и «Гаудеамусу». И каждый раз обнаруживает новые глубины, новые оттенки, нюансы. Прозаический театр Льва Додина всегда существует как театр поэтический: он состоит из метафор, рифм и ритмов. Его спектакли перекликаются между собой. Начатое когда-то в «Кроткой» на сцене БДТ позже обрело грандиозный масштаб в «Бесах», да и, пожалуй, так или иначе сказалось во всех постановках. Ведь речь ведется о природе человека, о дорогах, которые он выбирает, жизненных и духовных путях.

То, чем пропитаны «Братья и сестры» (1985), отзывается в постановке 2013 года «Враг народа» Г. Ибсена и продолжается в очередном обращении к чеховскому «Вишневому саду». Дом Пряслиных сожгли, дом доктора Стокмана забросали камнями, сад помещицы Раневской вырубили – откуда тут взяться оптимизму? Что для одних героев катастрофа, для других – камень с плеч... И каждый актер воспринимал потери и обретения по-своему: Раневская Татьяны Шестаковой была неотрывна от России, у героини Ксении Раппопорт «деньги в парижском банке»... И все равно у обеих сердце кровью обливается: вишневый сад слишком много значит для каждой из них.

В режиссерском театре Льва Додина все строится на актерах, их индивидуальности зачастую определяют замысел. «Король Лир» невозможен без Петра Семака. «Жизнь и судьба» – без Сергея Курышева. «Дядя Ваня» без Ксении Раппопорт и Игоря Иванова... «Московский хор» опирался на хрупкие плечи Татьяны Щуко. Когда она не смогла играть, исчез из репертуара и спектакль... По отношению к актерам Лев Додин – традиционалист. Он верен своей компании, любит работать с учениками (вот уже шесть поколений их влилось в труппу), умеет разглядеть в них то, о чем не подозревают другие. Кто бы мог обнаружить героя «Чайки» Костю Треплева в Александре Завьялове? Или открыть напряженный драматизм в «отрицательных» персонажах Сергея Власова, которому вроде на роду написано играть златокудрых принцев?

Сам режиссер тоже не устает удивлять. Каждым спектаклем, каждым поворотом мысли и даже тем, что раз и навсегда выбрал и дом, и сад. Его дом – Малый драматический – так пока и не переменил адрес, теснится на прежнем месте, на углу Графского переулка и улицы Рубинштейна. А сад его детства – Овсянниковский – между прочим, в этом году (не к юбилею ли?) отреставрировали. И он опять в цвету. Но режиссеру не до прогулок, он по-прежнему в жестком графике репетиций, премьер, гастролей. До конца сезона еще предстоят поездки по стране (Архангельск, Омск) и в Румынию.

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET