Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
Елена Алексеева
Санкт-Петербургские ведомости. 23 сентября 2014
<< к списку статей
GAUDEAMUS

Воспоминание ради будущего

В Малом драматическом театре – Театре Европы состоялась премьера спектакля Gaudeamus.

Название знакомо завсегдатаям МДТ. Двадцать четыре года назад студенты-первокурсники, ученики Льва Додина, сочинили 19 этюдов на темы повести Сергея Каледина «Стройбат». Спектакль привел в бешенство питерских критиков, но покорил зрителей. У него была умопомрачительная гастрольная судьба (более двадцати стран, годы странствий). И на родной сцене он жил довольно долго, удостоился госпремии. Но исполнители повзрослели, кто-то ушел из театра, кто-то — из профессии, казалось, и время вспоминать про солдат Советской армии ушло. Однако в этом году режиссер вернулся к старой теме – с самыми молодыми артистами и на новом историческом витке. Парижская премьера в мае совпала с днем рождения Льва Додина, когда его поздравляли с 70-летием.

Питерской премьерой начался юбилейный сезон Малого драматического: в этом году и театр отмечает семидесятилетие, чему сопутствует немало событий разного рода. На днях здесь прошла презентация книги московского автора Ольги Егошиной «Театральная утопия Льва Додина». Название книги вызвало вопросы: «Почему утопия? Разве театр не состоялся?».

Премьера, как и другие спектакли МДТ, отвечает: театр Додина это вечно обновляемый архипелаг, который живет по иным законам, чем окружающий театральный мир. Репертуар складывается из неподъемных, несовместимых со сценой произведений – от трилогии Федора Абрамова до романов Платонова и Гроссмана. Спектакли могут репетироваться годами, а длиться сутками. Труппа, и без того высокопрофессиональная, рождает суперзвезд, которые дорожат званием артиста МДТ. Театр здесь не перестает быть школой, где в ходе репетиций перечитываются горы «учебников», а уроки танца, вокала и сценической речи мастера посещают наравне с новичками.

Реальность диктует другие правила: не только артисты, но и режиссеры зачастую не успевают до премьеры дочитать пьесу: им некогда, рынок требует все новых продуктов. Малый драматический непостижимым образом держит избранный курс. Казалось бы, столь тонкие материи так долго существовать не могут. Сама модель на грани фантастики. Утопична и попытка исчерпывающе описать и растолковать это явление, которое сам режиссер именует путешествием без конца.

Стройбат, с которым четверть века назад у додинских студентов после службы в Советской армии были личные счеты, сегодня далекая история. Смотреть на нее со стороны любопытно, но не страшно. То, что прежде шокировало, сегодня кажется забавным. Социальная сатира отходит на задний план, крупным планом высвечиваются судьбы отдельных людей. Армия во все времена – источник опасности и драматизма.

В спектакле 1990 года главный герой – Карамычев в исполнении Игоря Николаева (а потом Владимира Селезнева) – порой заслонял персонажей второстепенных. Он выглядел циничным карьеристом, стремившимся поскорее «дембельнуться», поступить в Московский университет и уехать в Америку. Сейчас история выглядит более объемной. Да и тема Америки звучит совершенно иначе. Карамычева сейчас играет новый для МДТ артист Евгений Санников – современный парень с присущей поколению 2010-х свободой, иронией и пофигизмом. Драмы отданы другим героям. Среди них явно выделяются Бабай Филиппа Могильницкого (уже на премьере он сорвал больше всего аплодисментов), Мильман (Евгений Серзин), Ицкович (Александр Быковский), Шамшиев (Станислав Никольский). Единственная актриса, перешедшая из первой версии во вторую, – Мария Никифорова, действительно незаменимая в роли советской мамаши Кураж, пропащей, испитой и прокуренной гарнизонной мамки, в чьей душе еще звучит вальс Жака Бреля.

Если содержание спектакля откорректировано временем, то форма в основном сохранилась. В начале девяностых она была революционной, позже разошлась на цитаты, которые вне контекста выглядят довольно жалко. Овладеть всей полифонией сценического языка «Gaudeamus,а» так никому и не удалось. Петь, танцевать, играть на музыкальных инструментах, читать стихи, не теряя при этом линию роли, держа себя и зал в напряжении в течение двух часов, – на это способны люди не просто хорошо обученные и талантливые. В них должен быть внутренний нерв, драйв и опыт артистов театра-утопии. Тех, кто не только знал, зачем он душевно и физически выкладывается, как солдат на марш-броске, но воспитанных на Чехове, Достоевском, Шекспире. В этом плане путешествие молодых актеров (большинство из них – стажеры труппы МДТ) только начинается. Дебют трудный и многообещающий.

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET