Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
Захари Стюарт (Zachary Stewart)
www.theatermania.com
<< к списку статей
Гастроли

"Малый Драматический из Петербурга привез нам постановку Чехова"

Бурные изменения в социуме, нарастающая враждебность, элита, словно нарочно стремящаяся к своему концу: просто потрясающе, как современно звучит сюжет чеховского «Вишневого Сада» в наши дни, сколько перекличек. Когда-то впервые поставленная в МХТ в 1904 году, теперь эту вечную классическую пьесу блистательно играет МДТ из Петербурга, их нынешняя остановка – театр Харви в БАМе. Это редкая возможность увидеть чеховский предсмертный шедевр на русском (с английскими титрами) и в исполнении первоклассных артистов.

История начинается с того, что Любовь Раневская (Ксения Раппопорт), овдовевшая русская помещица, после многих лет добровольного парижского изгнания наконец возвращается домой, в любимый всей ее семьей вишневый сад. Ее брат Гаев (закономерно растерянный и в то же время значительный Игорь Черневич) и ее дочь Аня (Дана Абызова) возвращаются вместе с ней. Слуги тоже приехали: лакей Яша (распущенный Станислав Никольский) и абсолютно безумная гувернантка Шарлотта (Татьяна Шестакова завораживает в этой роли-театре ужаса одной актрисы). Раневская оставила свою приемную дочь Варю (Елизавета Боярская) приглядывать за хозяйством, с помощью безответно влюбленного конторщика Епиходова (худенький, но производящий впечатление силы Андрей Кондратьев) и древнего дворецкого Фирса (печальный клоун Сергей Курышев). К сожалению, семья не способна выплатить взятый в банке залог, и сад должен быть продан с аукциона в конце лета.

Богатый местный бизнесмен Ермолай Лопахин (Данила Козловский) предлагает план по предотвращению катастрофы: снести всю махину имения и сдавать кусочки земли под дачи. И хотя это могло бы стать надежным источником прибыли, Раневская и Гаев находят идею крайне прозаической, да и низкое социальное происхождение автора идеи Лопахина их не радует. "Мой отец был крепостным у вашего деда",- говорит он Раневской,- "но именно вы сделали для меня так много, что я забыл все и люблю вас как родную." Он также не прочь жениться на ней, возможно из-за собственной ложно понимаемой классовой борьбы. Все же, у него есть средства, у нее -  фамилия: идеальная комбинация, не правда ли? Не совсем.

Режиссер Лев Додин, сокращая и адаптируя пьесу, проявляет крайнюю разумность: он продирается сквозь сорняки, чтобы подвести нас к главному – к конфликту социальных классов, гордыни и экономической реальности (персонаж соседа-помещика Симеонова-Пищика истреблен полностью). В результате на свет является спектакль, наполненный воздухом комедии и эмоциональным весом трагедии. Спектакль, идеально воплощающий почти враждебные друг другу противонаправленные импульсы пьесы, которая в начале своей жизни стала яблоком раздора, когда Константин Станиславский поставил ее на премьере в характерном ему жалобном стиле, и Чехов тут же обвинил отца-основателя всей нынешней актерской школы, что он-де «испортил комедию». Именно в этом спектакле эти врожденные противоположности вошли в гармонию – ни в постановке, ни в декорации нет ничего искусственного.

Додин и художник Александр Боровский изумительно используют пространство Харви Театра (это здание само по себе – разрушающийся дворец) в роли имения. Артисты входят через верхний партер, используя два зрительских прохода как массивную двойную парадную лестницу. Раневская оглядывает гигантские треснувшие стены сценической коробки и кажется Джеком в замке великана. Дав нам осознать громадность имения и его символичность, умный Додин немедленно сокращает пространство вдвое, перерезая его экраном по зеркалу сцены, загоняя действие в дом (как и антикварная мебель на сцене, каждое зрительское кресло покрыто льняным чехлом от пыли). Следующие три часа нам суждено делить кров с этими несчастными русскими.

Варя Боярской носит платок и устало хмурится. Словно Младшая Эдди из «Серых Садов» (знаменитый документальный фильм о двух женщинах-затворницах из рода Кеннеди), она явно измождена жизнью в этих величественных развалинах. Мы всей душой сочувствуем ей и невозможности ее положения. Приемная (а значит, менее ценная) дочь, она не может себе позволить ту живительную ностальгию, коей снедаема Раневская. Раневскую Раппопорт играет аристократкой без возраста, с обезоруживающей, почти патологической смесью полного тоски романтизма и горькой покорности судьбе. Она сжимает в хрупких пальцах кофейные чашки и беззащитно поеживается – особенно когда ее вполне не тайный воздыхатель обрушивает на нее план по спасению имения.

Козловский незабываем в роли этого буржуа-спасителя. Его Лопахин сексуально привлекателен и харизматичен – яркое воплощение русского мужчины. "Дачи! Дачи! Дачи!" восклицает этот прожженный бизнесмен, рубя руками воздух, представляя, как дачи в наем спасут эту семью от финансовой гибели. Уже все зрители готовы согласиться с его проектом – то, что Раневская и ее клан умудряются игнорировать его с такой легкостью, только доказывает, как сильны в них врожденный классовые предрассудки. Его победный пробег-полет, когда он наконец-то получает контроль над имением, гораздо более триумфален, чем любая оскаровская речь или тачдаун на Суперкубке. Чистый адреналин излучает его мускулистая фигура, когда он вытанцовывает победу вверх-вниз по парадным лестницам. И как будто этим он не потрясает нас до конца – в качестве последней ослепительной капли он поет (может, даже специально для нас, для Янки) «My Way» Фрэнка Синатры (кстати, с убедительным американским акцентом). Это одна из самых физически и эмоционально самоотверженных актерских работ, что я только видел на сцене. Козловский – это настоящее разгоряченное чудо.

Безусловная самоотдача всей труппы производит немыслимое впечатление – в основные моменты герои едят друг друга глазами. Их трагедии часто переходят в высокую комедию, еще более смешную оттого, что герои сами не в курсе, в чем шутка, хотя они часто ломают четвертую стену и обращаются прямо к нам. Чеховский текст оживает в спектакле МДТ – англоязычным труппам стоило бы поучиться этому в обращении с нашей родной классикой.

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET