Академический Малый Драматический Театр - Театр Европы Купить билеты |
О ТЕАТРЕ ЛЕВ ДОДИН НОВОСТИ ОСНОВНАЯ СЦЕНА КАМЕРНАЯ СЦЕНА ИСТОРИЯ ПРЕССА
рус | eng
Александра Бойкова
Санкт-Петербург.ру
<< к списку статей
Гамлет

"Гамлет" в МДТ: знают ли творящие зло, что они творят зло?

Самая долгожданная премьера года в Санкт-Петербурге состоялась 10 апреля в Малом Драматическом театре – театре Европы. Играли «Гамлета» в постановке Льва Абрамовича Додина со звездным составом в главных ролях: Гамлет – Данила Козловский, Гертруда – Ксения Раппопорт, Офелия – Елизавета Боярская.

Любое новое творение Додина итак событие космического масштаба для российской театральной сцены. Уже более 30 лет он подтверждает свой статус самого классического режиссера страны, окуная зрителя то в деревню Верколу из «Братьев и сестер», то в имение Раневской из «Вишневого сада» с головой так, что потом не осознаешь, что ты некоторое время провел в помещении театра, а не собственно в той, другой, действительности спектакля.

В новом спектакле «Гамлет» Додин шагнул к современному прочтению пьесы и, скорее, даже более жестокому, чем мы привыкли ее считывать со страниц книги. Во-первых, сам спектакль поставлен не так чтобы по Шекспиру. На программке зритель может прочитать, что новый «Гамлет» в МДТ – это сочинение для сцены Льва Додина по Саксону Грамматику, Рафаэлю Холиншеду, и только потом идут фамилии Уильяма Шекспира и Бориса Пастернака. В итоге в спектакле мы встречаем множество перевертышей, как в визуальном оформлении, так и трактовке смысловой нагрузки.

Главный герой Гамлет в исполнении звезды сцены Данилы Козловского – нисколько не рефлексирующий молодой человек, а достаточно категорично настроенный, четко знающий свою цель и устремление герой. Для него не возникает вопросов, «быть или не быть», «кто виноват», «что делать»: он очень ясно мыслит. И мстит. И цель его едина – забрать у Клавдия трон. Его даже не особо заботит смерть отца. На протяжении спектакля понимаешь, что он до мозга костей современный молодой человек: у него отобрали то, на что он сам очень рассчитывал.

Мать Гамлета – Гертруда – в исполнении Ксении Раппопорт также далека от книжного прочтения. Она появляется в красных лакированных туфлях и с современной стрижкой, увлекая в круге танго собственно Гамлета. Если Шекспир ее делает невинной, то в спектакле Додина героиня Раппопорт – главное зло. Убийство отца Гамлета сделано по ее наущению и желанию. И желание убрать с лица земли собственного сына у нее стоит во главе угла. Игра Раппопорт превышает все возможные эпитеты. Дива питерской сцены из раза в раз, выходя в новых спектаклях мэтра, доказывает, что за какую бы роль она ни взялась, она выдаст такую порцию эмоций, что зритель после этого не будет спать неделю.

Короля датского Клавдия играет Игорь Черневич. А роль Офелии досталась Елизавете Боярской. Тут также все очень по-современному. У Офелии прямо под сценой близость с Гамлетом, а Гертруда соблазняет короля, не сходя с помостков. Наиболее сильными героями являются три мэтра спектакля, исполняющие с видимой точки зрения второстепенные роли, но по силе воздействия – стержневые. Сергей Курышев, Игорь Иванов и Сергей Козырев в мантиях чуть ли не с кровавым подбоем проповедуют со сцены так, что мурашки бегают по всему телу. Когда они втроем на сцене, становится очевидно, что молодой труппе несмотря на звездность, до мэтров все еще нужно дотянуться. Они и выходят на сцену чуть выше всех – с вершины лестниц.

Оформление сцены и костюмы - это отдельный персонаж спектакля. Сценография выстроена таким образом, что по ходу пьесы мы понимаем, что оказываемся на импровизированном кладбище. Все убитые Шекспиром герои уходят в могилы и в прямом смысле заколачиваются людьми в черном. Что касается костюмов – они также несут на себе огромную смысловую нагрузку. На груди каждого героя красуются портреты персонажей, выраженные в современных принтах на футболках. Королева и король выходят с символикой Клавдия с той лишь разницей, что у Гертруды написано «Он мой король», а у Клавдия - «Я тот самый король». Офелия одета как современная девчонка - в балахон с тяжелыми ботинками и гетрами на ногах, с футболкой, провозглашающей про Гамлета: «Он мой принц». У Гамлета же на груди некое раздвоение личности: на себя и Призрака отца. Благодаря костюму с любым выходом Гамлета на сцену с ним выходит и призрак, словно следующий за ним неотступно.

Прыгнув в современность, Додин показывает жестокость окружающего нас мира. Спектакль пытается ответить на вечные вопросы, только уже другого порядка – не «быть или не быть». Лев Додин задает их как в буклете к спектаклю, так и в самом спектакле: «Знают ли творящие зло, что они творят зло? Здоровы ли они или безумны? Может ли безумец сознавать свое безумие? Что движет нашими поступками – желание так поступить или трагическая невозможность поступить иначе? И, может быть, каждый из нас – по-своему Гамлет?».

Наверх


Билетная система - СмартБилет


Разработка сайта - SPBNET